• 08-апр-2016, 14:20

Судьба, которую выбирают нам: Традиции воспитания и родовые сценарии

Судьба, которую выбирают нам: Традиции воспитания и родовые сценарии

Слова «родовой сценарий» довольно часто употребляют в значении «сценарий рождения», т.е. подразумевая, что течение родов, их особенности, родовые травмы, влияют на всю последующую жизнь этого самого человека. Определенно, момент рождения – очень важный этап человеческой жизни сам по себе, и он содержит в себе множество ресурсов, которыми человек потом пользуется на протяжении всей жизни. Однако мы будем рассматривать иной сценарий – тот, что идет от рода. Итак, что же такое родовой сценарий? Начнем издалека – в самом прямом смысле слова. В Англии, например, есть две поговорки, которые нужно принять во внимание в нашем разговоре. Первая – незачем воспитывать детей, все равно они будут похожи на вас – воспитывайте себя... Вторая – чтобы воспитать леди, начать нужно с бабушки. Отсюда следует что?

Совершенно верно. Что дети родителей не слушают – дети просто делают то, что делают родители (на языке психологии – моделируют их). Это во-первых. А во-вторых, что есть модели поведения, для закрепления которых необходимо повторение в нескольких поколениях. При таком условии эти модели становятся устойчивыми, а вот на пользу это человеку или нет – давайте разбираться. Эрик Берн в своей книге «Люди, которые играют в игры» приводит такой пример: в одной семье было одиннадцать детей. Их мать, Нэнни, частенько жаловалась, что последних пятерых ей рожать не хотелось, с ними, мол, и роды проходили тяжело, и вообще приходилось труднее, чем со старшими. Старшую дочь в этой семье звали Дженни. Она вышла замуж и сама стала матерью. Как вы думаете, сколько детей у нее было? Логично было бы предположить, что шестеро. Но в вопросах моделирования родителей начало «рацио», какая-либо логика не работают. Оно происходит безусловно. Да-да, Дженни тоже родила одиннадцать детей – и тоже жаловалась, что последние пятеро ей дались с большим трудом. Есть великое множество подобных примеров очевидного моделирования – и примеров моделирования более тонкого, так сказать. Оно касается явлений менее заметных при поверхностном рассмотрении.

Мы имеем в виду восприятие близких людей и общение с ними на вербальном и невербальном уровне. Именно этот пласт для нас представляет особый интерес – потому что на этой базе строятся отношения между членами семьи (а как мы помним, организацию и качество работы семейной системы определяют именно отношения, в которых состоят ее члены). Но давайте сделаем небольшое – и необходимое отступление. Что такое сценарий? Вообще? Понятно, что это некий «текст», в котором прописано, кто из «персонажей» что делает, что говорит, какими эмоциями свои слова и действия наполняет и в какой обстановке все это происходит. То есть понятия сценария включает в себя: предписанные эмоции, предписанные действия (сюда же включим и разговоры) и обстоятельства, в которых пребывают те, на кого этот сценарий распространяется. Как это все бывает на съемочной площадке – примерно понятно. А в жизни?

А в жизни бывает так, что кому-то по сценарию семью создать вообще «не положено», а «положено», как маме и бабушке, только ждать Принца или Принцессу, разочаровываться во всех, кто не голубых кровей будет, с кем-нибудь из «неподходящих по статусу» зачать единственного ребенка и воспитывать его потом в одиночку. А кто-то обязательно «должен» в первый раз выйти замуж или жениться по влюбленности лет в восемнадцать, а потом «разбить лодку семейной жизни о скалы быта», развестись и вступить в осознанный брак уже в более зрелом возрасте. Но это, опять-таки, лежащие на поверхности примеры. К тому же в нашей стране до 20 века разводы, считай, не практиковались, а практиковались иные способы урегулирования семейных конфликтов, так что в эту тему углубляться сейчас не будем. Итак, родовой сценарий – эмоции, действия, обстоятельства. Все эти три компонента теснейшим образом связаны между собой, взаимозависимы и взаимообусловлены (точнее будет даже сказать, что они все развиваются за счет работы одного и того же «двигателя» – механизма идеодинамики, о нем речь пойдет в других статьях). Начнем, пожалуй, с обстоятельств. Обстоятельства – это очень широкое понятие: сюда входят и материальный достаток, и жилищные условия, и сфера деятельности, и тип деятельности (творческая или монотонная, интеллектуальный или физический труд и т.д.), плюс, конечно, отношения с социумом, тенденция «везения» или «невезения».

Обстоятельства, в самом общем виде, могут быть благоприятными, неблагоприятными и «непротиводействующими», т.е. никакими, нейтральными. И вот в этих благоприятных, неблагоприятных или нейтральных обстоятельствах (в зависимости от конкретного родового сценария) разворачивается действо семейной жизни. И основывается оно на тех паттернах, которые человек черпает в родительской семье – и из самого рода, потому что каждый род – это огромная, сложная система, включающая в себя великое множество семейных систем – и вместе с ними моделей, которые в этих семейных системах использовались прежде и используются ныне (это как банк, куда каждый член рода делает свой вклад, и этим вкладом впоследствии может пользоваться любой из потомков). Понятно, что у каждого из нас (и у каждого из наших родителей, и их родителей, и т.д.) есть те модели, которые мы используем чаще, и те модели, которые мы используем реже, обозначим их как активные и пассивные модели. (Так же, как у каждого человека есть активный и пассивный словарный запас, и на родном, и на изученном иностранном языке: те слова, которые мы активно употребляем в речи и те, которые мы сами не употребляем, но понимаем в чужой речи). Модель тесно связана с контекстом (ситуацией, в которой мы участвуем и в которой эта модель запускается и разворачивается). И для любой из пассивных моделей найдется контекст, где она сможет быть запущена, проявится. Вопрос в том, целесообразна ли данная модель в том или ином контексте, или нет.

А может быть, для этого контекста нужно достать из банка родовой памяти какую-то другую модель и сделать активной ее? Что касается действий партнеров, то это опять-таки явление, которое можно рассматривать в разных масштабах. Ведь бывает поведение на уровне «не убирать за собой посуду», а бывает поведение типа «мешать заниматься любимым делом» – или, с другой стороны, «дарить подарки без повода» и «заниматься совместным творчеством». Сюда же относятся и типичные реплики, которыми обмениваются члены семьи (так, у кого-то в роду со времен гражданской войны в ходу фраза «молодость мою сгубил(а)», а в какой-то семье все привыкли по многу раз на дню говорить друг другу «я тебя очень люблю», и это не в первом поколении так). Итак, предопределенность эмоционального компонента семейных отношений. То, какой вклад каждый из членов семьи делает в атмосферу семьи.

Так же, как у человека возникает привычка что-то делать, возникает у него и привычка что-то чувствовать. (Заметим в скобках – с этими привычками тоже можно и нужно работать, когда осознается в этом потребность). Так вот, что человек привык чувствовать к партнеру, супругу или супруге (проявления каких чувств он наблюдал у родителей, дедушек и бабушек)? Раздражение, досаду, вину, ревность – или любовь, уважение, нежность, интерес, восхищение? Какие паттерны чувствования и проявления своих чувств получил от предыдущих поколений (точнее – какие модели у него активны, а какие – пассивны?) если пойти по логико-временной линии назад, то какие базовое отношение к человеку противоположного пола он смоделировал? Мы не случайно задаем именно эти вопросы. Дело в том, что многие неблагоприятные родовые сценарии (такие, которые ведут к отсутствию семьи как таковой, или же к развитию патологичных, конфликтных отношений с близким человеком (будь то партнер или ребенок), отношений, в которых затруднено движение любви, не проявляется уважение друг к другу, дает сбои система энергообмена) основаны на малоэффективных моделях, перенятых от предшествующих поколений. Неблагоприятный родовой сценарий – это остаться в одиночестве, или выйти замуж за нелюбимого человека из каких-то корыстных побуждений, или жениться не на той женщине, которую любишь, а на той, которая нравится родителям, или выйти за любимого, а потом развестись, списав все на то, что «характерами не сошлись», или отношения с детьми построить такие, чтобы они потом годами на связь не выходили… Много их. Но также много и сценариев благоприятных, и смысл их сводится к простым словам: и жили они долго и счастливо, все трудности на пути преодолевая вместе, рука об руку, и дети у них были здоровые и тоже очень счастливые, а внуки в бабушке и дедушке души не чаяли.

И не нужно думать, что если жизнь у родителей сложилась как-то так… в общем, так, как нам не нравится, то «хочешь не хочешь», а с нами, их детьми произойдет то же самое (потому что самые явные «переклички» видны между ближайшими поколениями в роду, то есть многие активные модели родителей мы и сами используем как активные). Это вовсе не так. Потому что осознание ситуации, которую хочется изменить, – это уже значительная часть изменения. Для того чтобы произвести изменения до конца, нужно некоторое количество времени и, возможно, применение специальных упражнений. Однако знание и осознание родового сценария – это уже точка опоры для того, чтобы создать собственный сценарий жизни. То, на что можно опереться – или то, отчего можно оттолкнуться. И важно иметь в виду также то, что у каждого из нас есть еще другой сценарий жизни – это тот путь, который ведет к и на котором происходит воплощение индивидуального предназначения. Тот сценарий, который благоприятен для каждого из нас. И это тот самый случай, когда смело можно сказать – благоприятен абсолютно, безусловно и всегда.

Фото: Hartwig HKD



Author


Психологи


Алексей и Мария Афанасьевы


Семья Афанасьевых - практикующие психологи, тренеры, авторы книг. Учредители Семейного центра "Птица Ру" (Краснодар). Родители двух сыновей.


comments powered by HyperComments

Рекомендуемое