• 16-янв-2017, 10:24

Геннадий Падалка: «В Новый год Земля выглядит празднично»


на фото российский космонавт, Герой России Падалка Геннадий

Какой мальчишка после освоения космоса Юрием Гагариным не мечтал стать космонавтом. Не остался в стороне и Геннадий ПАДАЛКА, ставший не только российским космонавтом, но и Героем Российской Федерации и человеком, который занимает первое место по суммарной продолжительности нахождения в космосе - более 800 дней. Знаменательно, что этот удивительный человек - наш земляк. Находясь в Центре подготовки космонавтов в Звездном городке, он нашел время между тренировками, чтобы уделить внимание редакции и ответить на несколько вопросов.

– Геннадий Иванович, как давно и каким образом вы пришли в космонавтику? Что подтолкнуло вас к этому решению?
– На эту тему я давал десятки, если не сотни интервью. Для моего поколения путь самый обычный. Первое десятилетие освоения космоса проходило на моих глазах: полет Юрия Гагарина, первый выход в открытый космос, высадка на Луну и так далее. Мы все мальчишками мечтали стать космонавтами. Первым шагом в осуществлении моей мечты была авиация.

– Какие самые яркие впечатления от всех ваших полетов? Какой из них стал самым запоминающимся?
– Мне сложно выделить какой-то один. Все полеты были яркими и запоминающимися. В каждом своя изюминка. Первый мой полет на «МИР» был одним из последних в нашей космической программе перед сведением станции с орбиты. Очень жаль, что так сложилось. Уникальная отечественная станция с огромным научным потенциалом. Второй полет проходил после катастрофы «Колумбии». Мы летали только вдвоем с Майклом Финком и выполнили серию выходов в открытый космос в том числе, и на американский сегмент (устраняя серьезную нештатную ситуацию), используя российские скафандры. В третьем полете впервые на станции начал работать экипаж из шести человек, что было очень знаменательным для всех партнеров по программе МКС. Четвертый полет получился короче, чем планировался из-за проблемы с нашим пилотируемым кораблем «Союз». В пятом полете произошли две подряд аварии грузовых кораблей: нашего «Прогресса» и американского «Дракона» и нам пришлось не жить, а выживать на станции. В общем, и хорошего, и плохого было с избытком.

– Понятное дело, космос затягивает. Как долго вы хотите продолжать полеты? Есть ли у вас планы побить свой личный рекорд по нахождению в космосе?
– Ничего конкретного сказать не могу. Очередная авария грузовика, а также сокращение российского экипажа на МКС, с двух до трех человек, внесли свои коррективы в программу полетов. Желание полететь есть, но не с целью побить личный рекорд,  а просто слетать. Увы, вечно ждать не могу. Возраст и я уже не юноша.

– Если бы с покорением космоса не сложилось, чему бы вы посвятили свою жизнь?
– Я бы посвятил свою жизнь авиации. Я был военным летчиком до прихода в Отряд космонавтов, влюбленный в свою профессию. И по сей день я летаю в Центре подготовки космонавтов. Это один из обязательных и важных видов нашей подготовки.

– Как вы относитесь к путешествиям в пределах Земли? Нравится ли туризм или активный отдых?
– Да, мне очень нравится активный отдых и туризм. Много путешествую и семьей, и сам. По России (включая Кубань) и за границей. Путешествия обогащают человека, учат больше, чем что бы то ни было. Иногда несколько дней, проведенных в других местах, дают больше, чем несколько лет жизни.

– В одном из интервью вы говорили: «Взойти на наш Эльбрус – это как еще раз в космос полететь!». Чем была вызвана такая ассоциация? Неужели подъем дался настолько тяжело?
– По затратам физических, психологических, эмоциональных сил, уверенности и надежности в каждом в составе группы, как в космическом экипаже, было сравнимо с полетом. Пусть коротким, но космическим полетом. Это сложно объяснить. Можно только попробовать. Проходя адаптацию перед восхождением, однажды, поднимаясь на канатной дороге, я увидел надпись на запотевшем стекле кабины: «Отношения, проверенные расстоянием, вознаграждаются вечностью…». В этой фразе все, о чем я сказал выше.

– Есть ли у вас еще увлечения помимо гор и космоса?
– Парашютный спорт, профессиональный бадминтон, театр, рыбалка.

– Геннадий Иванович, вы как-то пошутили, рассказав, что существует инструкция поведения при встрече с инопланетянами, но шутку неправильно поняли, а информацию распространили как правдивую. Как и почему это произошло? И какие положения у этой инструкции? Вдруг пригодится.
– Это была действительно шутка. Мне попались журналисты без чувства юмора. Описывать ситуацию очень долго, проще рассказать.

– Как выглядит Земля в Новогоднюю ночь, если смотреть на нее из Космоса? Есть ли особенности?
– В новогоднюю ночь земля выглядит по-новогоднему празднично. На мой взгляд, даже на теневой стороне орбиты света больше от салютов, фейерверков, гирлянд и елок, а каждый прожитый спокойно год, знаменует собой очередную победу Света над Тьмой.

– Как вы отмечаете Новый год, есть ли у вас традиция празднования?
– Традиция есть. Собираемся всей семьей. У меня три дочери и приезжают все, независимо от того,  кто бы, где не был. Это семейный праздник.

– Что вы предпочитаете к новогоднему столу?
– Ничего специального, но все же придерживаемся традиций: салат оливье, селедка под шубой, что-нибудь из рыбы либо мяса и конечно вкусный и красивый торт.

– Вы пытались отыскать Краснодар, пролетая по Орбите?
– Я не только пытался отыскать его, но и делал очень много фото и видео съемок, в том числе и на теневой стороне орбиты. И не только Краснодара, а в целом и края. У меня была серия экспериментов по экологическому мониторингу края.

– Что бы вы пожелали читателям в новом году?
– Мира каждой семье и в каждый дом. К сожалению, в последние годы мы живем в очень неспокойное и тревожное время. 

comments powered by HyperComments

Рекомендуемое